muacre (muacre) wrote,
muacre
muacre

Categories:

Прогресс

Племя вернулось с охоты с хорошей добычей. Воины отдыхают. Вождь раздает короткие команды. Дети весело разжигают костер. Женщины хлопочут с пряностями. Старики умело разделывают тушу.

Охи рвет пальмовые листья и укладывает из них «стол». Племя очень возбуждено. Оно жаждет пира. Ведь оно не ело уже два дня.

Охи тоже рад, хотя он не показывает виду, не кричит, не повизгивает. Ведь он не такой как все.

Однажды он гулял по берегу и вдруг увидел большую лодку. Из лодки вышли люди, взяли Охи и увезли его в далекую страну «Запад». Охи видел там много такого, чего не видел никто в его племени. Охи очень скучал по своему острову. Он украл лодку и вернулся домой. Но он уже не был тем простаком Охи. Теперь он «Охи, Который Повидал Мир».

Старики насаживают мясо на вертел. Племя садится на землю и ждет. Скоро все начинают чувствовать вожделенный запах. Проходит время. Жареное мясо лежит на пальмовых листьях, источая невыносимо прекрасный аромат, истекая соком и жиром. Никто не может оторвать от него глаз.

Вождь вырывает из груди сердце. Мясо было смелым воином. Вождь съедает сердце, чтобы наполниться его храбростью. Он держит сердце в руках, рвет его зубами, громко чавкает. Племя ждет, изнемогая от нетерпения. Вождь вырывает глаза и отдает их двум молодым воинам. Мясо было зорким воином. Пусть наши воины будут такими же зоркими. После раздачи лучших кусков, к еде могут приступить женщины, старики и дети. Они хватают мясо, вцепляются в него зубами, громко, со смаком, едят, возбуждено поглядывая друг на друга, бросая кости за спину.

Охи очень взволнован. Наступает момент, к которому он готовился давно. Охи достает нож и вилку, которые он вырезал из каменного дерева, твердого как железо. Он аккуратно отрезает маленький кусочек от ляжки и подносит его ко рту. Он жует с закрытым ртом, глядя  прямо перед собой. Пережевав и проглотив, он отрезает ножом еще один кусочек, кладет его вилкой в рот и снова беззвучно жует. Он слышит внезапную тишину. Он видит, что племя молча смотрит на него, не понимая.

– Это культурно, – говорит Охи, подняв вилку и нож над головой. – И гигиенично.

Избитый и голодный, выброшенный в лес, Охи лежит на земле. Он смотрит на стволы пальм, увитые лианами, слушает крики птиц. Он не сдается. Он борется за прогресс. Его племя живет в дикости. Но люди в нем хорошие. Рано или поздно они поймут, что есть руками неприлично.

Проходит шесть долгих месяцев. Раз за разом Охи бывает бит и выброшен в лес. Снова и снова он залечивает раны травами и возвращается. И вот наступает момент триумфа. Племя принимает ножи и вилки. Люди его племени теперь едят культурно. Вождь первым бьет по лбу тех, кто хватает мясо руками. Охи ликует. Но этого мало.

Как-то раз, воины возвращаются с охоты с пустыми руками. Женщины плачут. Дети кричат от голода. Вождь в ярости. Он хватает копье и убивает одного из воинов. Остальные воины встают на колени в знак покорности. Страх сковывает их сердца.

Охи подходит к вождю. Он вырывает копье из рук вождя. Он пронзает вождя его копьем. Племя немеет от ужаса. Вождь хрипит и падает, дергаясь в агонии. Черная кровь течет по его телу и стекает на траву. Охи выдергивает копье из тела вождя и поднимает его над головой. Его не убивают. Теперь он вождь.

– Мы больше не будем охотниками, – говорит Охи. Племя слушает в напряжении.
– Охота неэффективна и архаична! – голос Охи крепчает.
– Но что же мы будем есть? – спрашивает юный Ухи.
– Хороший вопрос, Ухи, – одобряет Охи мальчика. – Мы станем фермерами. В этом будущее. В этом прогресс. Твои дети не будут знать голода.
 – Что это, «фермерами»? – спрашивает юная Ехи.
– Молодец! – подбадривает Охи девочку. Его голос крепчает. – Мы больше не будем охотиться за людьми! Мы будем их выращивать. Ты будешь кормить их плодами и кореньями. Они будут набирать вес. Когда они будут созревать, он будет закалывать их. У ваших детей всегда будет много еды.

Дети смотрят на него с любопытством. Изумленное племя молчит, пытаясь вникнуть в удивительные слова нового вождя. Скоро все принимаются за работу. Старики строят загоны. Женщины собирают коренья. Воины идут на охоту. Но в этот раз они не будут убивать.

Проходит долгих двадцать лет. Охи стар, ему уже тридцать восемь. Он берет свой посох. Тяжело поднимается. Идет осматривать владения племени. Сердце его наполняется радостью и гордостью. Не зря он прожил свою жизнь.

Племя процветает. Веселые, полные женщины собирают плоды и коренья. Сильные, здоровые мужчины кормят скотолюдей. Скотолюди тучны и стадо их обильно. Они плодятся в загонах. Самок оставляют для размножения, молодых самцов закалывают. Еды хватает на всех. Племя растет.

Не все теперь должны добывать еду. Вот уже появились и музыканты, и даже поэты. По вечерам они устраивают представления. На них мужчины и женщины смеются и плачут и задумываются о вечном.

«Культура!» – радуется Охи.

Появились ремесленники. Они вырезают из каменного дерева ножи, вилки, тарелки и стаканы. А также разные изощренные приспособления для людоводов. Ремесленники становятся все искусней. А труд людеводов все легче и продуктивней.

«Технологии!» – зажмуривается от счастья Охи.   

Он смотрит на мускулистых девушек и юношей, убирающих навоз крепкими лопатами, изготовленными из каменного дерева мастерами племени. Молодежь легко орудует новейшими инструментами, игриво поглядывая друг на друга.

«Пора вводить одежду!» – решает Охи, – «А то ходим голыми, как дикари».
Tags: модернизация, фантастика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments